Кассен-бек (kassen_bek) wrote,
Кассен-бек
kassen_bek

Categories:

Фальсификация Библии. Как это происходило.

Обращаю внимание всех, изучающих Священное Писание, на замечательный труд "Две Библии - два пути". Книгу можно пока найти в сети.
Предлагаю к прочтению одну из глав этой книги.

Тора и Талмуд: фальсификация пророчеств о Христе
Авторы обезображенных текстов


Иисус Христос говорил иудеям: Испытайте писания, яко вы

мните в них имети живот вечный, и та суть свидетельствующая о Мне. Аще бо бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа
(Ин. 5, 39, 46).

Действительно, современный греческий текст преизобилует пророчествами о Христе, тогда как еврейский текст «очищен» от них. Исходя из того, что историческая хронология доказала – как видно из вышеизложенного – правоту Септуагинты и опровергла масоретскую хронологию, мы с уверенностью утверждаем, что все современные разночтения двух текстов – плод преднамеренной правки новых иудейских мудрецов.

Но где и как и кем конкретно совершилось это поругание Библии?

Когда полководец Веспасиан во главе римских легионов подошел к Иерусалиму и окружил его, всем книжникам и фарисеям, сведущим в законе и счислении лет, стало понятно, что они будут свидетелями окончательного исполнения Даниилова пророчества: Град же и святое рассыплется, со старейшиною грядущим, и потребятся аки в потопе (Дан. 9, 26). Глядя с крепостных стен на тысячи сверкающих на солнце шлемов, копий и щитов римских воинов, жителям было совершенно ясно: Иерусалиму не остаться в живых. Но вместе с его падением рушилась и традиция ожидания Машиаха как всемирного земного царя. И если спасти Иерусалим было невозможно, то для спасения этой традиции чрез искажение библейских текстов созрели все условия. Мудрецы Израилевы подыскали себе новый центр, чтобы оттуда управлять народом и беспрепятственно совершать работу по исправлению священных текстов.

Еврейский историк Кастейн писал: «Группа учителей, ученых и воспитателей переправилась в Ямнию, возложив на свои плечи судьбу целого народа и приняв ответственность за него в последующие века… В Ямнии были созданы центральные органы управления еврейского народа».

Вдохновителем и одним из интеллектуальных лидеров фарисейства в то время был ученый раввин Иоханан бен Заккай. Он предвидел грозившую евреям катастрофу и «был буквально одержим стремлением основать еврейскую духовную академию. Осажденный Иерусалим представлял собой чудовищную картину. Люди тысячами умирали от голода и эпидемий. Выход из города был запрещен под страхом смертной казни. Чтобы обмануть зилотов, Иоханан бен Заккай прибег к хитрости. Ученики его со стенаниями провозгласили, что их великий рабби стал жертвой заразной болезни. Городские власти разрешили похоронить ученого раввина за стенами города. Ученики понесли на плечах заколоченный гроб с живым рабби прочь из города, прямо к шатру Веспасиана. Там они открыли гроб, и Иоханан бен Заккай выбрался наружу. Он изложил великому полководцу свою просьбу: если Веспасиан станет императором, пусть он разрешит ему и нескольким его ученикам основать в каком-нибудь городе Палестины небольшую школу». И Веспасиан обещал. Действительно, в 69-м году Веспасиан занял римский трон и сдержал свое обещание. Иоха-нан основал первую академию в городе Ямнии, недалеко от Средиземного моря.

Центр книжной учености переходит из Иерусалима в Ямнию. Здесь же, после разрушения Иерусалима, обосновывается и Великий синедрион. Осуществляется соответствующая подготовка учителей-рабби, после которой они могут становиться «пастырями» своих «овец». Одновременно возрождается и развивается идея ожидания прихода Машиаха.

Новая академия в Ямнии являлась хранительницей преданий Израиля, и патриарх управлял народом. Этот патриарх и академия, долженствовавшие сделаться политическим и религиозным центром еврейского народа, состояли из главы, совета книжников фарисейской секты, единственной оставшейся сплоченной среди общего разложения государственного организма.

Патриарх и верхушка мудрецов по-прежнему посылали своих гонцов во все еврейские колонии и взимали налог дидрахмы, вносившийся исправно, несмотря на то, что императоры немедленно по разрушении храма потребовали уплаты его в пользу казны. Патриарх имел право надзора за синагогами всего мира, решал все вопросы, касавшиеся вероучения, испрашивая лишь мнение синедриона, назначал или сменял старейшин народа. Его судебная власть была весьма обширна; он не только имел право судить лично или через своих судей, разбирать тяжбы, но и ведал делами уголовными, что давало ему право приговаривать к штрафам, тюремному заключению и ко всем видам телесного наказания, за исключением смертной казни.

Взяв соплеменников цепко в свои руки, секта фарисеев занялась совершенствованием свода своих законов и распространением их на всех евреев, что и нашло свое выражение в составлении основ Талмуда и создании сети синагог, являвшихся центром религиозного, политического и экономического управления рассеянными по всему миру евреями.

Римляне, подавив восстание и разрушив Иерусалим, мало обращали внимания на почти неизвестную им секту, поддерживающую связь с рассеянными по всему свету евреями. И академия в Ямнии пользовалась относительной свободой. Верховная фарисейская власть не была явной и, следовательно, легко уязвимой, а наоборот, тщательно замаскированной и известной лишь исключительно верхам раввинского ордена, старейшинам общин Израиля. (По ходу исторических событий тайное иудейское правительство находилось последовательно в Ямнии, Тивериаде и Вавилоне, а затем было переведено в Константинополь и в Салоники.)

Спустя некоторое время после обоснования в Ямнии место председателя Великого Синедриона наси Иоханан бен Заккай передает Гамлиэлю Второму, после чего сам всецело отдается работе по внесению изменений в тексты и систематизации устной Торы и, соответственно, созданию новых правил, обрядов, преданий, проистекающих из нового текста. Когда эта работа была в своем «скелете» закончена в 100 году н. э., 5608 году от Адама, Синедрион, возглавляемый Гамлиэлем Вторым, провел канонизацию не только нового текста, но и отбросил целый ряд книг как несозвучных с новыми представлениями о Машиахе и могущих пролить свет на искажения в хронологии. В частности, не включил в состав священных книг исторические книги Маккавеев, повествующие о восстании Маккавеев в 165 году до н. э., а следовательно, явно уличающие новую хронологию в неточности. Их признали апокрифами – не священными.

Книжники-масореты – неутомимые труженики новой академии, хранители традиции, изъяли из всех синагог во всем мире списки священных книг и заменили их собственными, переписанными строго, точно и многократно проверенными – по буквам – самими масоретами.

В дальнейшем ни одна книга Священного Писания не могла быть дана в синагогу под страхом херема, то есть проклятия, без того, чтобы двенадцать книжников не сверили ее по букве с текстами, предварительно исправленными и «очищенными» от неугодных мест.

Одним из самых известных книжников, подъявших великий труд в этом отношении, был раввин Акиба бен Иосиф, ученик Иоханана бен Заккая.

Еврейская энциклопедия и другие еврейские книги свидетельствуют о том, что Акиба был неевреем по происхождению, родившимся в семье простолюдина-прозелита и не получившим в детстве и юности никакого образования. Начав в сорокалетнем возрасте изучение Торы и Закона, Акиба затем создал новую, талмудическую Библию – не только для палестинских евреев, но и для евреев рассеяния, говоривших на греческом языке.

Но как это произошло?

Именно раби Акиба впервые взялся за классификацию и собрал воедино устные предания, которые до сих пор ходили среди евреев в виде разрозненных сведений и тайных свитков.

Акиба создал свой собственный Мидраш, при помощи которого насильно внес традицию в самый текст Св. Писания. Здесь, по словам Еврейской энциклопедии, «мы видим не столько желание добиться истинного смысла библейского текста, сколько попытку во что бы то ни стало подтвердить авторитетом Св. Писания тот или иной установившийся в религиозной практике обычай, то или иное представление автора, то или иное правило или поучение. Все это послужило причиной того, что в своем толковании Мидраш удалялся все более и более от естественного понимания и здравого смысла библейских текстов.

Библия теперь толковалась совсем не с целью исследовать действительный смысл ее. Это противоречие между толкованием Библии и ее действительным смыслом хорошо понимали и чувствовали сами талмудисты. Так, раби Исмаил бен Элиша возразил однажды раби Элиезеру бен Гиркан: «Воистину, ты говоришь Писанию: молчи, а я буду толковать!»

В целом творчество Акибы должно признать результатом столкновения искаженного мессианского учения иудейских старейшин и христианской веры».

Без сомнения, Акиба пришел к убеждению, что после разрушения еврейского государства необходимо всеми способами укрепить власть касты книжников и фарисеев («посвященных») над иудейским народом. Сама Еврейская энциклопедия отмечает: «Акиба был убежден в необходимости для иудаизма наличие центрального авторитета и, стремясь упрочить за патриархом главенство над евреями, являлся преданным приверженцем и другом Гамлиэля Второго».

Сделать эту связь между евреями централизованной и подчиненной единой системе мысли, единому мировоззрению, как ничто лучше могло лишь новое иудейское учение. Книжники видели, что Св. Писание не только не может помочь осуществить замыслы новых иудейских мудрецов, но и прямо препятствует им, уводя правоверного еврея к Божественному откровению и непреложной Божией истине, дающей человеку внутреннюю свободу. И именно это послужило основанием для талмудического перевода Библии, сделанного раби Акибой совместно с его учеником Аквилой. И этот вариант Библии должен был, по мысли Акибы, сделаться достоянием всего еврейского народа.

Начиная с первой четверти II века нашей эры, христианство все больше и больше распространялось среди эллинского еврейства, среди иудеев, говоривших по-гречески. Сильным орудием в борьбе христианства с искаженными новоиудейскими представлениями о Мессии была именно Септуагинта, которая с логической непреложностью разъясняла евреям все обстоятельства жизни Мессии и признаки Его пришествия и Его благодатного царства. Имея перед собой этот богодухновенный перевод древних пророков, новые мудрецы и книжники оказывались бессильными перед лицом истины. Вот почему «нужен был новый греческий перевод Писания, который вполне соответствовал бы новоеврейскому талмудическому пониманию священных книг и исключал бы всякую возможность их христологического истолкования» (Еврейская энциклопедия).

Нужен был новый перевод, ибо, как не скрывая, признаются сами еврейские историки, «прежний греческий перевод, составленный в эпоху Птоломеев, не соответствовал более требованиям новейшей интерпретации». Необходимо было «освободить» евреев диаспоры от владычества богодухновенного перевода семидесяти толковников и заменить его текстом, который более соответствовал бы талмудическому толкованию каждого библейского слова.

И ту, и другую потребность и стремились удовлетворить раби Акиба и трудившийся под его руководством переводчик Аквила.

Исторические свидетельства (и христианские, и еврейские) утверждают, что Аквила так же, как и Акиба, был прозелитом, родом из Понта в Малой Азии, язычником по изначальной вере, принявшим позже христианство. И только потом Акиба, отлученный от Церкви за усиленные занятия астрологией, перешел в иудаизм.

Став иудаистом, прозелит Аквила учился у раби Элиезера и раби Акибы и перевел Писание по указаниям (или, по словам Талмуда, «из уст») своих учителей. Так, он перевел слово «альма» у Исаии (7, 14), которое семьдесят толковников перевели словом «Дева», как «молодая женщина» (Еврейская энциклопедия).

Таким образом Аквила и Акиба «дали говорящим по-гречески евреям талмудическую Библию», и побуждением к тому было желание «обезоружить христиан и, главным образом, христиан из иудеев, которые извлекали из Писания доказательства об истинности христианского учения. Этот же мотив руководил Акибой и в его стремлении освободить евреев диаспоры от владычества Септуагинты» (Еврейская энциклопедия).

Кроме того, прозелит Онкелос, которого некоторые отождествляют с Аквилой, сделал перевод нового текста на арамейский язык – Таргум.

Таким образом, как, не скрывая, свидетельствует Еврейская энциклопедия, «иудаизирование Св. Писания было произведено в противовес христианству».

Далее в Еврейской энциклопедии читаем: «Но этой меры было недостаточно; можно было опасаться, что евреи все же попадут под влияние христианства, которое все больше и больше утверждалось среди народов обширной империи. Акиба пришел к выводу, что необходимо создать какой-нибудь противовес духовному влиянию со стороны христианского мира. В связи с этим Акиба объявил доктрину, согласно которой в языке Писания нет ничего, что было бы только формой, что из всего в тексте Писания можно извлечь скрытый смысл. Нет ничего излишнего – ни слова, ни слога, ни даже буквы. Важнейшее значение должно признать за каждой частицей, каждым значком. В отдельных словах и знаках Писания Акиба, таким образом, увидел подробные и конкретные указания на обрядовую сторону религиозной жизни».

Таким образом, словеса Божии, несущие глубокий смысл о природе человеческой души, о тайной сокровенной жизни сердца человека и его связи со своим Творцом, о Божественной природе Мессии и Его всеобщем духовном царстве, о неизреченном милосердии Божием, создавшем все творение и ради избытка Своей любви обещавшем Искупителя для спасения человеческого рода, об обновлении человека и возведении его в достоинство первозданного Адама и о многих других Божественных тайнах, питающих и оживляющих дух человека, ибо Бог есть Дух, – все эти великие изречения Божественного Ума целой школой книжников были низведены со своей высоты лишь до указаний на множество важных обрядовых норм, законодательных положений и этических поучений. Из Св. Писания – великого творения Божественного Ума был изгнан дух и осталась лишь буква.

Читаем вновь Еврейскую энциклопедию: «Первые масореты установили орфографию, произношение и кантилля-цию, ввели квадратное начертание букв. Им же следует приписать и счисление букв, слов и стихов, замену некоторых слов другими, удаление некоторых выражений по отношению к Богу и прибавление лишних слов. Таннаи упоминают некоторые места из Библии, откуда с несомненностью вытекает то, что древний текст отличался от нашего, и видим прямое признание, что «библейский текст носит на себе следы древней корректуры».

Итак, новая Библия с новым составом книг (не 50, а 39) на трех языках (еврейском, греческом и арамейском) начала свою войну против древних, не– уничтоженных еврейских текстов и текста Септуагинты. После того, как в основу еврейской Библии и новых переводов ее был заложен антихристианский фундамент, работа над ее шлифовкой не закончилась. Она продолжалась вплоть до X века.

Особенно тщательная работа по «оттачиванию» самого яркого орудия борьбы со Христом, или, как говорят масоре-ты, «самого древнего и неиспорченного, восходящего к самому Моисею», текста Библии, падает на VII–X века. Именно в это время масореты не только «доводят до совершенства» противохристианское истолкование священных текстов, а и вводят новую систему особых значков для огласовки еврейской письменности (сейчас основу письменного текста составляют буквы, передающие лишь согласные звуки, а гласные добавляются и произносятся согласно особым правилам).

Поскольку до Кумранских находок (в 1947 г. н. э.) наиболее древними из существующих ныне библейских рукописей, содержащих масоретскую традицию, являлись две рукописи из коллекции Фирковича, хранящиеся в Санкт-Петербургской Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (одна содержит свод книг пророков и датируется 916 г. н. э., а другая – весь текст Ветхого Завета и датируется 1008 г. н. э.), а также одна рукопись Британского музея – Каирский пергамент Кодекса книг пророков (895 г. н. э.), то ученые пришли к выводу, что работу над кодификаций своей Библии масореты закончили в X веке. Именно тогда, поскольку нет ни одной другой более ранней рукописи, произошло «заметание следов» – уничтожение всех других текстов, хоть в чем-то отличных от принятого образца.
Tags: Священное Писание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments